Сегодня: г.

Бельгийское эхо парижских терактов

Через несколько часов после террористической атаки на Париж французские власти закрыли границы страны. Через сутки в парижском пригороде Сен-Дени полицейский спецназ уничтожил сообщников убийц. Аналогичные мероприятия проводились в Бельгии – организатор расстрелов и взрывов во Франции имел бельгийское гражданство. Были известны адреса и персоналии местных лиц, подозреваемых в терроризме.

Бельгийские власти ввели высший уровень всяческих угроз в собственной столице.
Бельгийские власти вывели на улицы бронированные патрули с автоматическим оружием.
Бельгийские власти организовали спецоперацию куда большего масштаба, чем в парижском Сен-Дени.
Бельгийские власти провели массовые рейды и аресты в столичном квартале Моленбек. В регионе компактного проживания исламистов (!), недалеко от штаб-квартир ЕС (!!) и НАТО (!!!).
Бельгийские усилия закончились ничем. К счастью, в это «ничем» входит и отсутствие терактов. Но сам факт бесплодных полицейских усилий в условиях шокирующего аврала говорит о запущенном кризисе в Брюсселе. В столице не только Бельгии, но и Евросоюза вкупе с Североатлантическим альянсом.

В брюссельском микрорайоне Моленбек проживает около 100.000 человек, всего 7 % общей численности столичной агломерации. Но на них приходится значительная доля криминальных проблем брюссельской столицы, а с недавних пор – и террористических угроз. Район стал рассадником джихадизма словно сам по себе. Не было и гроша, как вдруг ИГИЛ. В рамках существующих бельгийских реалий с этим ничего нельзя поделать. Сказывается уникальное сочетание объективных и субъективных факторов, исторических и политических.

Бельгия получила независимость менее двух веков назад. Страна представляет собой удивительный сплав противоречий и антагонизмов. Две практически равных по численности языковых группы – фламандцы и валлоны, тяготеющие к политической подчиненности Нидерландам и Франции соответственно. Существенное влияние католической церкви и развитое социалистическое движение. В результате сложного генезиса (деиндустриализация, увлечение либеральными ценностями, поощрение притока беженцев в течение десятилетий, уклон экономики в сферу услуг, представительский статус самого Брюсселя и др.) бельгийские политические партии получили контроль над общественными и государственными должностями.Даже когда не находились у власти. Со временем эта традиция распространилась и на профессиональных защитников правопорядка.

В бельгийских и особенно в брюссельских судах, магистратурах, мэриях и полицейских отделениях кадры назначаются «из своих». Из числа соратников по политической борьбе. Все государственные реформы последних 40 лет свелись к перераспределению негласных квот и ликвидации наиболее вопиющих несуразностей. Например, Брюссель еще 20 лет назад был разделен на 20 коммун – и каждая располагала своей полицией! В 2015 число таких коммун сокращено до шести, но принцип «Это наш район и мы его доим!» сохранился.
В 1974 мэром Монса стал бывший министр образования, ловко ушедший в отставку ввиду опасности коррупционных разоблачений – и продолживший криминальные махинации на муниципальном уровне.
В 1991 вице-премьер Валлонии (фактически половины Бельгии) был злодейски убит. В его смерти обвиняли итальянскую мафию, тунисских радикалов и т.д. Только через 10 лет обнаружилась коррупционная подоплека убийства, да какая! В результате расследования закупкой Бельгии боевых вертолетов своего поста лишился сам генсек НАТО г-н В. Клаас.
В 2005 наследственный лидер социалистов г. Шарлеруа (привет демократии!) потерял свой пост ввиду скандальных разоблачений с уходом от налогов, финансированием спортивных клубов и хищениями из фондов коммунальных служб. В 2005 бельгийские социалисты непрерывно руководили городом Шарлеруа в течение 22 лет…

Ситуация усугубляется высокими бельгийскими налогами на средний класс и крайне сложной, неповоротливой системой налогового перераспределения. Яркие глянцевые городки в провинции становятся богаче и симпатичнее, мегаполисы и в первую очередь Брюссель – беднее и опаснее. Проблему Моленбека и других депрессивных районов долгое время не замечали. Спорадически пытались заливать ее социальными пособиями и успокоительной толерантностью. Лишь увеличивая число иждивенцев и открытых врагов любых европейских ценностей. Углубляя пропасть непонимания и отчуждения между коренными бельгийцами и мусульманскими эмигрантами.

Раздираемая многочисленными противоречиями Бельгия мало приспособлена к централизации – а именно централизация средств, финансов, человеческих и других ресурсов необходима для борьбы с терроризмом. Который периодически огрызался в столице НАТО и ЕС задолго до парижской трагедии. Только за последние полтора года:
В Бельгию вели следы палачей редакции Charlie Hebdo.
В Бельгии произошло огнестрельное нападение на еврейский музей Брюсселя, погибло четыре и ранено трое случайных прохожих. Еще в мае 2014 года преступник с автоматом и флагом ИГИЛ попытался скрыться во Франции!
В Бельгии, в августе 2015, сорвана попытка взрыва поезда Брюссель-Амстердам. Ее организовали те же персонажи, что стреляют в Париже и Сен-Дени, режут головы в Алеппо и Ракке.

Как отреагировало бельгийское государство на многочисленные, многолетние и очевидные предупреждения о нарастающей террористической угрозе? В январе 2015 обнаружился дефицит в секретной службе всей страны. В нее не набирают по политическим пристрастиям. Это централизованная и профессиональная структура по предотвращению и искоренению терроризма.
Вся штатная численность бельгийской секретной службы – 750 человек. Потрясающе мало для государства с 10 млн. населением, для столицы военно-политического и политико-экономического блоков Запада. Причем 150 секретных должностей явно пустует. С января по сентябрь удалось привлечь к работе… 42 кандидата! Но их подготовка займет не менее двух лет. Ноябрьский аврал бельгийские силовики встретили в привычном дефицитном составе.

В результате информация с мест, от региональной полиции, либо запоздала, либо оказалась недостоверной.
В результате перехватить парижских убийц своевременно не удалось.
В результате на улицы вывели армию, которая не может решать специализированные контртеррористические задачи, ибо имеет иное предназначение.
В результате обошлось без кровопролития, но практически все задержанные отпущены.
В результате городки и районы типа Моленбек продолжают своё автономное существование. И центральные власти не знают, что там творится, а власти местные с прекраснодушной общественностью не желают этого знать.
В результате столица Бельгии, ЕС и НАТО стала слабым звеном на пути нового европейского терроризма. То есть весьма вероятной целью для нового кровавого удара. Пока готовятся 42 новых рекрута в службу бельгийской госбезопасности.
Бельгийское эхо парижских терактов еще не громыхнуло.

Даша Гасанова

Источник: grtribune.ru

© 2015, WebNewz. Все права защищены.

 
Статья прочитана 6 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@webnewz.ru