Сегодня: г.

Коррупция бессмертна: о главной тайне украинских мафиозных групп

Коррупция бессмертна: о главной тайне украинских мафиозных групп

Коррупция в рядах украинской исполнительной, законодательной, судебной власти, которая тесно связана со взятками, подношениями, «благодарностью» в разных ее проявлениях — это не просто уголовные правонарушения. С точки зрения теории систем, это своеобразный нелегальный бизнес, доходы от которого «капают» не на расчетный счет в банке, а прямо в карман госслужащих. И если в НАБУ, САП, ГБР, ГПУ думают, что способны победить коррупцию и взяточничество, то процессуальные терапевты уверены: воевать против этого явления силами существующей правоохранительной системы это все равно, что плевать против ветра. ГолосUA узнал главную тайну украинских мафиозных групп и делится ею с вами.

 «Свои» люди

Если бы меня спросили, какие профессии включить  в список самых сложных, я бы обязательно упомянула врачей (которые спасают нас, заболевших или умирающих); шахтеров, которые света белого не видят и дышат угольной пылью; уборщиц, которые убирают чужую грязь; грузчиков, таскающих тяжести; полицейских, которые могут быть убиты на работе.

И, да простят меня те, кто страдает от тяжести своих должностных обязанностей в других профессиях, профессию журналиста я также считаю одной из самых сложных. Самые плохие новости – о повышении цен, о массовых смертях в результате взрыва, об эпидемии заболеваний, об очередном неадекватном решении властей – мы узнаем первым. 7 дней в неделю и чуть меньше, чем 24 часа в сутки. И тяжело знать, что на работе тебя ожидает 99% новостей про нечто жуткое, и только 1% — это обзоры соцсетей, где обсуждают милых котиков на гламурных диванчиках. Или комментируют видео, на котором человек шел и упал в лужу. Обхохочешься.

Так вот, говоря про 99% жутких новостей ежедневно (!), я подразумеваю, что немалая их часть связана с последствиями того, как в Украине работает законодательная власть (парламент, облсоветы, городские советы, сельские и поселковые советы), исполнительная (райадминистрации, городские, сельские и поселковые администрации), а также суды всех уровней.

С точки зрения закона и философии закона, эта власть должна работать во благо обычных людей, ради общественных интересов, а получается наоборот.

Причина тому, как можно предположить, традиции: еще со времен гетманства помощниками полководцев в Украине становились «свои люди» — кровные родственники, родственники жены, родственники друзей детства. Тогда так надо было, потому что у всех еще не дряхлых от старости мужчин было оружие – меч, «шабля», которую кто угодно мог неожиданно всадить в спину, и нужно было, чтобы надежный человек защитил.

Спустя несколько веков от момента появления традиций казачества уже и армия в Украине стала другой, и принципы кадрового подбора изменились. И князей-то, если мы говорим о влиятельных людях во власти, уже не осталось – только руководители госведомств, министры, нардепы, их помощники и заместители.

Но традиции это все-таки генетическая память, и с ней приходится считаться. Поэтому, конечно, получить работу в исполнительной власти в наши дни «по вакансии» можно, но шансы у знакомых и родственников все равно выше. Потому и кадровый состав в государственных структурах, фигурально выражаясь, одной ногой в современной независимой Украине, а другой ногой —  во временах казачества: «своих» людей вопреки люстрации там меньше не стало. А наличие «своих» людей в окружении чиновников, нардепов, судей провоцирует власть имущих сначала на мелкие преступления, а потом – на крупные.

Схемы

От судьбы не убежишь. Лично меня работа находит везде, как бы далеко я от офиса не уехала, допустим, в отпуск: обязательно неподалеку от меня случится что-то важное, о чем нужно написать. Конечно, не бывает так, что я валяюсь на пляжном песке, загораю, как вдруг в 100 метрах от меня в море падает самолет… и тут – бзынь! – звонок из офиса: «Там у вас самолет упал. Сделай репортаж».

Но бывает так, что очень часто рядом со мной оказываются люди, которые рассказывают о тайной жизни в кулуарах власти. В обычной маршрутке я могу встретить знакомую или знакомого, которые такое рассказывают, что не поверила бы, если бы не знала, что для этого человека – это просто треп, дружеский разговор, в котором что-то скрывать нет смысла.

Адвокат Ольга как-то в дружеской беседе рассказала о своей карьере, которая начиналась в суде. «Я была одним из помощников судьи. Сначала я просто выполняла довольно простую канцелярскую работу – читала иски в материалах судебных процессов, раскладывала в разные стопки дела по уголовке, по гражданской тематике. Потом мне доверили полностью вычитывать эти дела. Работа оказалась трудоемкой. Попробуй вычитать все дело, начиная от иска, заканчивая допросом свидетелей, протоколами, выводами экспертизы, это приблизительно по 150 листов, если уже и суд первой инстанции слушал, и апелляция была, и возобновили слушание по вновь выявленным обстоятельствам. В общем, я таскала эти папки везде – читала на работе, читала в маршрутке, читала дома, ехала на работу и снова читала. Потом я приходила к судье и говорила о своих выводах. Жуть, как тяжело было. Но я так хотела показать, что я чего-то стою, что я умею работать. Я же свой диплом не покупала – я училась. И когда видела, что судья берет на работу каких-то фифочек, каких-то «чьих-то девочек» и они просто отсиживают свое время, но ничего не делают — меня это сильно доставало. Только потом я поняла, что они тоже выполняют определенную работу, о которой я ничего не знала. Пока в какой-то момент судья попросил доставить по одному адресу важный пакет с документами.

Обычно мы поручаем это курьерам, но иногда, если надо очень быстро, документы вручают помощнику и срочно отправляют по нужному адресу. Я доставила пакет и там получила новый, который попросили передать судье. Я выполнила это задание в точности. Через некоторое время один из сотрудников офиса, которого я видела во время доставки документов, пришел в приемную судьи и вызвал меня на разговор в коридор. Попросил передать пакет судье. Я выполнила это поручение.

Позже в «курилке» у меня завязался разговор с одной из «девочек» из приемной судьи и та намекнула, что эти пакеты, которые я передаю, не просто конверты: в документы… были вложены деньги. Еще через несколько месяцев человек, который принес пакет судье, попросил спросить его: «Достаточно ли? Мы можем увеличить сумму». Я ошалела от этого вопроса, но виду не подала и вопрос на словах судье передала. После этого от меня перестали скрывать, что в этих конвертах лежат деньги. Один раз я заглянула… Ирка, ты не представляешь, какие суммы там передают из рук в руки! Я очень боялась, что меня за этим застукают, но прямо отказаться не могла – могла бы лишиться работы и источника дохода».

В дальнейшем Ольга из суда уволилась, открыла свой офис и занялась частной адвокатской практикой.

В это же приблизительно время я пыталась привыкнуть к новому графику работы и досдать экзамены в вузе. Новый график работы требовал от меня быть «ранней пташкой», что для «совы» очень сложно. Поэтому с периодичностью пару раз в неделю я просыпалась позже будильника и рисковала сильно опоздать, навлечь гнев начальства. Поскольку водить авто это не мое, приходилось пользоваться автобусом, который ходил по своему графику и к моему расписанию приспосабливаться не хотел.

Спасали меня в этой ситуации водители, которые в тысячный и стотысячный раз ехали из пригорода Киева в столицу, и которым было скучно видеть одну и ту же дорогу в очередной раз.  Я думаю, попутчиков они брали от скуки, и я однажды присоединилась к их числу. Это открыло мне тайную часть жизни собственников бизнеса, наемных топ-менеджеров, нардепов, прокуроров и просто хороших людей из охранных структур. С некоторыми я подружилась: если случайно виделись в городе – здоровались, хотя кое-кто, догадавшись, что я работаю журналистом, испарялся из моей жизни навсегда.

Один из таких водителей однажды показал мне, что такое «лихо водить машину» и одновременно с этим доказал, что «схемы» — это та часть жизни чиновников и нардепов, без которой они на свою маленькую зарплату не проживут.  В то утро я оказалась перед угрозой опоздания и готова была душу продать, только бы быстрее долететь до офиса. Каким-то образом мои слова были услышаны Вселенной, и этот водитель, который гнал в сторону Киева явно с превышением скорости, резко притормозил и предложил подвезти.

Стрелка спидометра качнулась до отметки «120», когда внедорожник вылетел на пригородную трассу с проселочной дороги. Еще через минуту стрелка спидометра уже была на отметке «150». Дальше я на нее уже боялась смотреть и просто вжалась в кресло, вцепилась в ремень безопасности, мечтая живой добраться до ближайшего метро. Водитель джипа тем временем болтал про всякое-разное, размышлял, пойдет ли сегодня дождь, и спрашивал, кем я работаю. Я решила не говорить, что работаю журналистом и соврала, что еще учусь — но не на юрфаке, как это было на самом деле, а готовлюсь стать политологом.

Водителю явно понравился мой ответ, он улыбнулся и сообщил, что работать в исполнительной власти – бесперспективно. «Политологи же с нардепами работают, да? Правильно. Ну, кто такие госслужащие в наше время? Это люди, которые живут от зарплаты до зарплаты. Быть народным депутатом — вот настоящая золотая жила». Я заикнулась о том, что подкуп нардепа – это уголовщина, а у чиновников бывают «благодарные» посетители. «Это не та благодарность, которая позволит содержать большой дом, семью, ездить на отдых за рубеж. Взятка в виде благодарности, в конверте, поверьте, уходит в прошлое», — ответил водитель. «Коррупции что ли стало меньше?», — не отставала я. «Вопрос не в коррупции – все, кто у власти, так или иначе отстаивают свои личные интересы. Конечно, сразу решают рабочие задачи, но и о себе не забывают. Я к тому это говорю, что сейчас все пользуются схемами. Схема позволяет обходить закон. Понимаете? Формально я и мои коллеги закон не нарушаем, мы просто используем те пробелы, те места в законах, где прямо не запрещено делать то-то и то-то. Допустим, у меня фирма, которая работает «в белую», но я ее создавал для того, чтобы получать заказы по тендерам Минобороны. Формально я все делаю правильно – и заявки подаю правильно, и требования тендера исполняю точно. Но я знаю, что мне какой-то там тендер обязательно достанется только потому,  что мне это обещали. И вот если дело выгорит, то тогда я стану благодарным посетителем», — сказал водитель и засмеялся. Его глаза радостно и хищно блеснули, а до меня дошло, что схемы – это не просто заработок, это еще и источник драйва. «Схемы – это то, что надо!», — словно услышав мои мысли, сказал водитель.

Больше мы не виделись, но разговор запомнился.

Система, похожая на бизнес

Работа чиновников, нардепов, судей по организации прибыльных схем ничем не отличается от создания бизнеса. Я поняла это, когда один знакомый рассказал, как он находил клиентуру среди народных депутатов.

Чтобы это описание представить, нужно включить воображение. Представьте себе человека, которому не хватает зарплаты на должности наемного сотрудника и он однажды решает открыть свой бизнес. Конечно, перед тем, как зарегистрировать предприятие или организацию, этот человек сначала встречается со знакомыми и знакомыми знакомых. Предлагает услугу, или товар. Смотрит, как они реагируют, и готовы ли эти услугу-товар рекомендовать. Если из 10 человек, у которых есть хорошие связи в парламенте или Кабмине, хотя бы пятеро сказали «это интересно», то у бизнеса есть будущее.

Далее гражданин Украины делает скучную работу: регистрирует предприятие, открывает расчетный счет, нанимает бухгалтера, директора и арендует офис. Одновременно с этим печатаются визитки, разрабатывается логотип и создается веб-сайт.

А дальше начинается «жара»: когда процесс продажи «пошел», на счет предприятия поступили первые средства, предприниматель начинает много работать. Он нанимает аудитора, чтобы минимизировать расходы на налоги. Начинаются поиски путей скрыть от государства действительные доходы и максимально их уменьшить – в бухгалтерских и налоговых отчетах. Одновременно с этим предприниматель созванивается и встречается с рядом потенциальных покупателей и партнеров.

«Найти партнеров» — это хитрый ход, потому что фирмы-партнеры выполняют работу и развивают бизнес предпринимателя не за деньги, а за то, что их логотип напечатают рядом с логотипом предпринимателя на каких-нибудь презентационных брошюрах. Но партнерство подразумевает также, что руководство фирм проведет длительные переговоры, иногда  в несколько этапов, чтобы ни одна деталь не была упущена, и интересы всех сторон были соблюдены. От этого зависит репутация одних и вторых, а от репутации будет зависеть, дадут ли банки кредит под ваше доброе имя, позволят ли поставщики отсрочить оплату, примут ли частичную оплату… пойдут ли вам навстречу только потому, что у вас кристально-чистая деловая репутацию и вам можно верить на слово? Так что от переговоров, партнеров и репутации в бизнесе зависит очень многое. Иногда партнерские и торговые связи нарабатываются даже не годами – десятилетиями, потому что болтунов в мире много, а тех, кто на самом деле выполняет свои условия – значительно меньше.

И, что немаловажно, с момента, как предприятие открыто и наняты сотрудники, каждое утро предприниматель просыпается с мыслью «Где взять денег? Сколько денег сегодня должно «капнуть» на счет предприятия, чтобы на зарплату хватило и на семью что-то осталось? А мне хватит на операционные расходы?».

Вот, например, я утром думаю о том, какой кофе хочу выпить – со сливками или без. А предприниматели с утра, только-только разлепив сонные веки, думают, где и сколько денег им нужно заработать сегодня, чтобы удовольствие под названием «бизнес» окупилось.

Они тратят уйму времени на переговоры, встречи, проверку отчетов, беседу с бухгалтерами и аудиторами; с сотрудниками, которым разъясняют текущие задачи; с помощниками, которые ведут дела предпринимателей, пока те в отъезде.

Но нужно очень сильно любить свое дело, очень верить в него, чтобы тратить на эту затею все (!) время: думать о своем бизнесе даже в выходные дни; в плохую погоду, когда на улицах дождь, снег и сплошные автомобильные пробки;  думать на ночь и ранним утром; во время завтрака и ужина, и даже на вечеринке. Предприниматель также достаточно тратит времени на раздумья, стоит ли написать деловым партнерам письмо или целесообразно позвонить. Нужно ли тратиться на рекламу, или можно обойтись без этих затрат. Все эти думы и действия — это вовлеченность в процесс на тысячу процентов.

И поэтому любая Бизнес-Система — это не просто офис, склад, завод, веб-сайт… Это — живой организм, в котором течет кровь предпринимателя и бьется его сердце.

Как говорят процессуальные терапевты, система тем жизнеспособнее, чем больше усилий на нее затратил человек. Если мы говорим о бизнесе, который функционирует свыше двух лет и все это время организация показывала хоть какую-то прибыль, то это достаточно сильная Система, которую трудно будет развалить – то ли конкурентам, то ли госорганам.

В процессуальной терапии есть описание бизнеса как Системы. Бизнес-Система может быть функциональной и жизнеспособной, если создается не только ради получения денег – должна быть еще какая-то цель, задача, которую будет выполнять бизнес. Это может быть явная задача, миссия – например, накормить голодных детей Африки, и обязательно есть скрытая задача, которая была первопричиной открытия предприятия.

В поисках яркого примера скрытой задачи бизнеса я вспомнила фильм «Социальная сеть». Персонаж Шон Паркер рассказал свою историю бизнеса Цукербергу. По словам Паркера, музыкальный веб-сервис «Набстер» он создавал, в первую очередь, думая о девушке, внимание которой хотел завоевать. «Набстер» не был неудачей. Я изменил музыкальную индустрию. А создавал я «Набстер», желая привлечь внимание любимой девушки», — говорит он.

Да и сам М. Цукерберг, если верить фильму, в ходе создания Фейсбука тоже искал способы помириться со своей возлюбленной. То есть оба предпринимателя не собирались обходиться без денег и прибыли, но, в то же время, оба искали возможность выполнить другую главную задачу – стать значимыми для кого-то.

Так вот схемы чиновников, нардепов, судей – это тоже бизнес, который требует внимания, размышлений; вложений, риска, переговоров, партнерских соглашений, и, конечно же, миссии – некой сверхзадачи, которая решится только при получении крупной суммы и обязательно – в обход легальной системы получения дохода.

«Зачем им это надо? Не проще ли открыть бизнес?» — спросите вы.

Точного ответа я не знаю, но процессуальные терапевты сказали бы: то, что получено с приложением большого труда, усилий, риска, ценится больше. Схему сначала нужно придумать, потом — построить, и только спустя время Схема-Система позволит получать доход. Так что до момента, как в карман начнет что-то «капать», придется еще и проявить терпение, а также рисковать.

Борьба с коррупцией

Важно понимать, что человек, создавший собственный Бизнес или Схему, инвестирует в это дело все связи, все деньги, все идеи, все силы, все, что есть, без остатка. Соответственно, он рискует всем, всей своей жизнью. В оккультной практике есть описание состояния риска, вот оно: «Путь над бездной под парусом надежды». Другими словами, риск в Бизнесе или в реализации Схем – это полет над пропастью, когда вы толком-то и летать не умеете. Все может закончиться в любую секунду.

Опытные медиумы, использующие язык символизма, рассказали: есть такой символ – Стрела. Стрела в оккультизме это не предмет, а процесс: предприниматель долго готовился, проводил переговоры, инвестировал средства, запустил свою компанию, рискнул – и какое-то время будет не ясно, к чему приведет весь его замысел. Если вы летали в самолетах, то помните эти слова: «Мы рады приветствовать вас на борту нашего самолета. Борт номер 157 приземлится через два часа в аэропорту «Борисполь». Приятного полета!». Вы уже в воздухе, аэропорт остался где-то далеко, приземление только через два часа, и никто не знает наверняка, будет ли полет удачным. Когда Стрела в полете, что вы можете прогнозировать?  Ничего.  Вы можете только полагаться на то, что всю подготовительную работу перед запуском Стрелы сделали правильно и, может быть, это приведет к запланированному результату.

Так же — в Схемах. И еще: старт Бизнеса или Схемы это процесс, который может потребовать очень больших жертв в дальнейшем. Иногда перед сделками и после сделок формируются такие ситуации, когда предприниматели задумываются не только о возможном банкротстве, но и о смерти. Полагаю, чиновники тоже бывают близки к этому состоянию, когда в Украине начинают «охоту на ведьм» СБУ, ГПУ, НАБУ, САП, ГБР. Если кто-то из вовлеченных в Схему, даст слабину, сдаст — ждите спецназ и обыски.

И вот с этими акулами теневых Схем пытаются бороться силами людей, которые всего лишь наемные сотрудники? Создатели Схем рискуют не только должностью, но и репутацией, и свободой, и здоровьем, и связями, а порой – жизнью своей семьи. И кто же приходит к этим чиновникам и нардепам с обысками? Люди, получающие относительно небольшую зарплату. Люди, которых начальство не замечает и не уважает. Люди, чья мотивация близка к нулевой. Люди, чье начальство работает ради медалей и грамот, чтобы только выслужиться и остаться на должности. Люди, которые не отстаивают никакую идею, а просто механически выполняют некоторые действия и ожидают, когда на часах будет 19:00 – и можно идти домой. Люди, которых в принципе не интересует результат, они так и говорят: «Пусть о результате думает начальство».

Вопрос: вы можете назвать чиновника, которому плевать на результат, сильным оппонентом? Я – нет.

Так что украинское государство может создать еще сотню антикоррупционных ведомств, но, с точки зрения теории Систем, сотрудники этих ведомств – просто домашние собачки с бантиками, которые пытаются предъявить обвинение матерым хищникам. Вы слышали о случаях, чтобы болонка перегрызла горло волку? Правоохранители связаны по рукам и ногам должностными инструкциями: чуть что не так сделал – превысил служебные полномочия, пойдешь под суд. Они связаны нежеланием своего руководства выполнять работу ради результата, а не ради грамот и медалей. Они лишены уверенности в завтрашнем дне: может быть, завтра подозреваемого, на которого надели наручники, выпустят под залог и вся эта работа окажется бессмысленной. Поэтому оперативники, следователи из указанных ведомств так и работают – как позволяет им Система.

И получается, что правоохранительная система значительно слабее Схем, которые называют «коррупционными». Но я бы назвала эти Схемы «предпринимательскими», а лучше – «мафиозными», потому что Схемы можно реализовать только при поддержке единомышленников и в обход закона. А если это не бизнес, значит, это мафия.

Стоит ли напоминать, что «мафия – бессмертна»? Возможно, мне удалось объяснить, почему.

Источник

© 2018, WebNewz. Все права защищены.

 
Статья прочитана 2 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@webnewz.ru