Сегодня: г.

Михаил Веллер: абсолютная власть развращает абсолютно

М.Веллер― Итак, начинаем следующую попытку слияния во взаимном экстазе. Добрый день, дорогие радиослушатели!

Что касается заданных вопросов, я их рассортировал на несколько групп; в основном об одном и том же: группа вопросов о самолете. В предыдущий час вы выслушали Венедиктова – вероятно, все, что можно уже выслушать о самолете. В качестве резюме могу со своей стороны только добавить, напомнив старое, что, если что-то летает как утка, плавает как утка и крякает как утка – вероятней всего это утка.

Когда самолет разрушается подобным образом в воздухе, быстро и неожиданно, то взрыв внутри самолета – это первое, что приходит в голову, и это вписывается во все теории. Ко всей этой трагической истории трудно что бы то ни было добавить тянется несколько нитей размышлений, а именно. Разумеется, после того или одновременно с тем не означает, вследствие того. Но на Донбассе довольно давно было более-менее тихо. Приступили с началом этой осени к мирной жизни, к мирному строительству. И вот несколько дней, как там опять начались перестрелки, и начались какие-то локальные военные действия. Это может не значить ничего, это может значить, что у кого-то не выдержали нервы. А это может значить игру на двух конях на двух флангах, а именно: если беспокоит одно, то мы возбуждаем в другом месте, чтобы отвлечь от первого. Такое предположение сегодня нельзя так же исключить начисто.

С ужасом думаешь о том, что — думать об этом не хочется, хотелось, чтобы эта катастрофа была вообще последней воздушной катастрофой не только России, но и вообще на всех авиалиниях мира, но сейчас, конечно, профилактика должна вестись всеми доступными средствами — не дай боже, если что-нибудь еще… вот не дай боже во всех смыслах.

Мы видим интересные следствия этого бесспорного усиления профилактики. Потому что в то же самое время – это было еще до катастрофы – арестовали несчастную Варвару Караулову, которая стала уже Александрой Ивановой, которая вроде бы по статье закона, вернувшись, раскаявшись, ничего не сделав, не подлежит судебной ответственности, и, тем не менее. Ну, понимаете, если надо отрапортовать тем, что ужесточаются меры и действия, то кто есть – над тем начинают производить какие-то действия. Это действие не производит впечатления, разумеется, действия правомерного.

К этому примыкает всем уже, по-моему, надоевшая история со всем надоевшим журналом «Шарли Эбдо». Я высказал с самого начала еще, когда убили несчастных журналистов, которые, вне всякого сомнения, смерти никак не заслуживали. Здесь нечего добавлять, нечего повторяться, все это был гадский возмутительный теракт. Тем паче что, почему это приехавшие люди наводят в другой стране порядок по своему разумению? Пусть наводят порядок у себя дома, простите великодушно.

Но то, что касается этого юмора – я надеюсь, это цензурное слово – это юмор абсолютно сортирного качества. Таковым был, таковым и остается. Понимаете, над христианской символикой, над христианскими символами веры журнал, будем справедливы и объективны, издавался гораздо более жестоко и грязно, нежели над исламом. Я вам скажу, что если бы журналистам сделал что-нибудь рьяный католик, то вот это, было бы более оправдано.

М.Веллер: Лучше всего дышалось в самом конце 90-х и году до 2009-го

У меня такое ощущение, что европейским христианам вообще уже глубоко наплевать на христианство, на его заповеди, на все на свете. Но здесь мы ничего не можем поделать.

Сам факт опубликования этой карикатуры я нахожу совершенно идиотским. Когда они говорят, что для искусства не существует кощунства и запретов – нет, это совершеннейшие глупости, потому что искусство, любое искусство – это одна из форм самовоспроизводства культуры. Если вы само воспроизводитесь вот таким образом, то вся ваша культура летит… как бы это выразиться поизящнее – в унитаз.

Мы против цензуры, но надо заметить, что абсолютно свободен может быть только Господь Бог. Мы живем в этом мире, ограниченные физическими законами вселенной и ограниченные, так или иначе, законами социума, писанными и неписаными, в котором мы живем. Вне социума – мы дикари, Маугли, мы никто, мы не люди. Так вот, утверждать, что можно жить в социуме, быть от него свободным – ну, знаете, это уже, ей богу, перепевать зады старых марксистов: Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. В таком случае они скоро получат на свою голову другое общество. Вот, что можно сказать по этому поводу.

И, вы знаете, по-моему, буквально вчера или позавчера в пятницу был подписан серьезный документ на правительственном уровне о том, что 2018 год. Ну, для начала пожелаем всем дожить в добром здравии и хорошем настроении до 2018 года. Если этот год был объявлен годом литературы, и состоялся ряд мероприятий, долженствующих торжественно отметить год литературы, хотя, конечно, книг покупали стали меньше, поэтому и выпускать стали меньше, и магазинов по-прежнему, становится меньше, за исключением разве что одной хорошей петербургской сети — в чем выражается год литературы? В том, что мы о ней вспоминаем. И на том спасибо.

Вот 2018-й — это будет год 150 лет со дня рождения Алексея Максимовича Горького. Что случилось? Что стряслось? Почему Горького? Первое, что приходит на ум – название пьесы «На дне». Это как понимать? Это про нас? Второе, что приходит на ум – иногда первое – «Гордо реет буревестник… Пусть сильнее грянет буря…». В общем-то, это знаменитое произведение «Песня о Буревестнике», оно может расцениваться несколько даже как экстремистского характера, которое призывает к социальным катаклизмам и возможно даже к свержению существующих легитимных властей насильственным методом. Не знаю, на знаю… Ну, есть, конечно, роман «Мать» — как мать сшила Павлу огромное красное знамя и отправила его не несанкционированный митинг – а дальше произошла революция.

Есть еще один вариант. Видите ли, Алексей Максимович Горький был родоначальником социалистического реализма и первым председателем – ну зицпредседателем, не важно – Союза писателей СССР. Это было гениальное изобретение сталинской пропаганды – всех творцов собрать в министерство, ранжировать, структурировать; определить, кому паек 1-й, 2-й, 3-й категории, кому дачи 1-й, 2-й категории – и вот пусть они отрабатывают свой хлеб, создавая произведения, нужные партии и правительству.

Не прошло и трех лет, как их все равно стали сажать, но это уже стихийный процесс. Стали писать доносы друг на друга, желая занять большую дачу, урвать больший паек. Алексей Максимович Горький был во главе этого союза писателей, и со своими умильными словами в слезах в жилетку чекистам: «Вы даже сами не понимаете, какое вы дело делаете большое дело, черти драповые!» — по поводу строительства Беломорканала.

Так что меня немного озадачивает эта готовность торжественно отпраздновать 150-летия со дня рождения Алексея Максимовича Горького. Может быть, нашли кого-нибудь более мирного… не знаю даже, как и сказать.

Итак, нам задают вопросы. Мы перейдем сейчас к задаваемым вопросам все-таки конкретно, чтобы никто не говорил, что мы вовсе даже ничего не делаем.

Так. Маленький, но культурный вопросик: «Я закончил магистратуру Венского университета по антропологии. Диплом во Франкфуртской школе. Вынужден поспорить. Они никогда не хотели разрушения буржуазного общества и так далее…» — Дима, Киев.

Я, к сожалению, лишен возможности, естественно, читать лекцию о своем понимании Франкфуртской школы, которая, конечно, объединяет около двух десятков, в общем и целом, дюжин только основных философов, во много споривших друг с другом. И, действительно, в 68-м году великая революция: Фромм спорит с Маркузе и прочее. Но, честное благородное слово, оно весьма критически относились к этому буржуазному обществу. Критицизм, критическая теория была основой их философии, а, поскольку общество-то и было только буржуазное, а все они были неомарксисты, фрейдомарксисты и так далее, то, конечно, буржуазное общество они ненавидели до мозга костей, будьте даже спокойны. Я ни в коем случае не спорю с почтенным Венским университетом, но против конкретных фактов довольно-таки, понимаете, трудно петь.

Теперь о диктаторах: «Диктатор способен навести порядок в стране или остановить разграбление казны и страны, – способен, — а в некоторых случаях задавить или сдержать террористов и их лидеров, стремящихся захватить власть, — бесспорно, — но как быть, если каждый диктатор непременно истребляет свой народ?» Вы знаете, ну, может быть, все-таки не каждый, но, может быть, все-таки бывают исключения.

Да, конечно абсолютная власть развращает абсолютно и некая теоретическая идеальная модель вот по римскому закону, когда диктатору вручается власть на полгода – мы щедрые ребята, мы продлим до двух лет – и когда существует орган-противовес, который не позволяет ни на один шаг заступить диктатору за те полномочия, которые ему предписаны. То, что мы боимся, что диктатор начнет работать на себя – знаете, с этим очень трудно спорить. Помните, как у классиков преследовал Адам Козлевич несчастных арбатовцев, потому что они полагали, что только идиот может кататься на автомобиле на свои собственные деньги, если можно кататься на казенные. Да, ментальность народ менять трудно – я совершенно согласен. Но только крутые меры могут как-то действовать.

Вот от этих крутых мер все-таки перейдем до перерыва к тому, к чему необходимо перейти, я думаю. Если я не ошибаюсь, у нас сегодня 8 ноября 2015 года. 7 и 8 ноября в течение долгих десятилетий были красными днями календаря. Так праздновали годовщину сначала Октябрьского переворота, затем – годовщина Великой Октябрьской социалистической революции, но, так или иначе, праздновали. Потом праздновать, как мы знаем, перестали. Потом придумать праздник День народного единства – 4 ноября.

И каждый раз возникают вопросы. Ну, как-то выгнали поляков, а там были только поляки или там были полки-то литовские? То есть полки какие? Смоленские, полоцкие. Кто там еще был? Ну, из Китай-города выгнали, а из Кремля еще не выгнали. А есть серьезные историки, которые утверждают, вы знаете, именно 4 ноября 1612 года вообще ничего, понимаете, не происходило. А, кроме того, ну, а почему?.. Понятно почему – чтобы отвлечь от идей коммунизма, социализма, социального равенства, построения коммунистического светлого будущего для всех на свете. Спасибо, пробовали – знаем. Но, тем не менее, мы можем закопать исполнение мечты. Исполнение – оно всегда в грязных сапогах с грязными руками и в голове у нее большая путаница. Но идею в чистом виде закопать все-таки нельзя.

Вы понимаете, христианство знало инквизицию, костры, уничтожение ведьм, страшные пытки, завоевание Латинской Америки иногда жесточайшими методами, но в основе своей идея христианская была все-таки чистая возвышенная и благородная, хотя знала разные колебания. Вот в основе свое идея коммунизма – жалко, что она малореализуема, — она какая-то чистая и светлая, и так все сразу сливать в унитаз – это вряд ли.

 

М.Веллер: Одна из задач Генштаба – это в мирное время составлять планы войны со всеми державами на свете

И представляется мне уже много лет, я не понимаю, почему этого не сделать, что именно 7 ноября и должен быть днем народного единства. Кадеты и социал-демократы пойдут своими колоннами, со своими флагами, со своими девизами; сядут, наконец, за один стол, символический или реальный и скажут, что «да, все в чем-то правы и все в чем-то неправы, и были пролиты моря крови; но все-таки, так или иначе, мы из одной страны, мы стране хотели добра». Что получилось – следующий разговор. Но все-таки эти общие кости наших предков лежат в этой земле. Помиримся, наконец, сто лет спустя.

Заметьте, 100-летие Октябрьской революции настанет на год раньше 150-летия Горького. Вот почему бы не назначить 7 ноября 17-го года наконец-то начальным днем народного единства и примирения? Не знаю. Может быть, очень боятся напоминания о том, что вот был коммунизм… А сейчас Советский Союз у нынешней молодежи сплошь и рядом – это не реальный Советский Союз, а это некий протестный идеал. Вот, если сейчас плохо с идеалом, с величием, с перспективами – то вот тогда все было, конечно, хорошо. Ни про что плохое они не хотят и слушать.

И было бы, наверное, уместно – слава богу, хоть сейчас не возникли в очередной раз все разговоры о том, что нужно Ленина вынести из Мавзолея и захоронить. Вечная совершенно тема типа перевода стрелок: переводим туда – переводим обратно. Посмешище на весь мир! Так вот, говорилось уже умным человеком, от которого услышал это я — доктор философии Петербургского университета — что, если у нас, в общем-то, нет пантеона… вот в Париже есть Пантеон, в Лондоне есть Вестминстерское аббатство и Сент-Пол, где упокоены великие люди этих стран. А у нас вот Новодевичье кладбище – это что-то такое… Вы знаете, если у тебя есть связи и деньги, то тебя могут похоронить на Новодевичьем кладбище, хотя, может быть, вообще-то, ты был крутой бандит в авторитете. Ну, как вам сказать… будет всем земля пухом, но все-таки не надо же вот так чохом…

Так вот, если у нас в Мавзолее устроить мини-пантеон лидеров советского режима? Их было не так много: Ленин, Сталин, Маленков — под вопросом, Хрущев, Брежнев, ну и уж Андропов, Черненко. Смотрите, совсем немного. О живых ни слова: пусть они живут как можно дольше. И был бы такой музей, была бы такая усыпальница. Это было бы совершенно логично.

Так же, как думается мне давным-давно, в Петропавловской крепости есть рядом с собором маленькое кладбище комендантов крепости. Там по идее нужно было бы сделать еще маленькое кладбище ближайших сподвижников, друзей, помощников Петра, которые вместе с ним в считанными годы жестокими методами, но Русь азиатскую развернули в сторону европейской Российской империи – начиная с Алексашки Меньшикова и далее – остальных. Это тоже было бы правильно, это тоже было бы достойно. Это бы говорило о том, что мы помним свою историю и не равнодушны к ней. Ну что ж вы, понимаете, только Горький да Горький…

Вопросы группы: Что делается сейчас в Америке, кто там будет президентом, что будет с этого нам? Я думаю, кто бы ни стал президентом в Америке, для нас много не изменится. Но относительно последнего выступления Дональда Трампа – как его называют все чаще: «эксцентричного миллиардера» — действительно, интересно. Все сообщения, которые есть на русском языке, которые я посмотрел: состоялось шествие оппозиции, правозащитных обществ, которые протестовали против выступления Дональда Трампа в субботнем шоу…

Погодите-погодите! А что, с чего, почему? Они с чего протестовали? Лезешь на английский: это были правозащитные латиноамериканские, прежде всего, латиноамериканские общества, которые оскорбились тем, что Дональд Трамп, скажем так, без должной почтительности отзывался о нелегальных мигрантах из Латинской Америки и из Мексики, прежде всего. Ну, просто потому, что нелегалов из Мексики в США всего больше. А то, что там высокий процент торговли наркотиками, высокий процент преступности, и почему, собственно, если есть закон о пребывании на территории государства, почему мы должны по всем статьям мириться с нелегальными мигрантами, от которых одна головная боль, в частности, латиноамериканцы.

Заметьте, о корейцах, китайцах, японцах — что-то ни одного слова. Почему-то эти ребята не доставляют головной боли, а если доставляют, то совсем на другом уровне.

И вот тогда они и провели эту демонстрацию, товарищи протестники, говоря: «Что это такое! Он же расист!» И посулили 5 тысяч долларов тому, кто сумеет дозвониться по телефону и скажет: «Трамп, ты – расист!» Действительно, один комик, вы знаете, крикнул: «Ты – расист!» И когда Трамп спросил: «А чего это ты, собственно, что стряслось?» — он говорит: «Ты понимаешь, мне за это обещали 5 тысяч долларов». Вы знаете, довольно весело идет в США избирательная кампания, согласитесь.

 

М.Веллер: Если человек выставляет свое богатство – ну и черт с ним. Он его сам сделал, наворовал…

Возвращаясь к Франкфуртской школе, коль мы о ней упомянули. Вот Герберт Маркузе, который был когда-то у нас в 68-м году — великом революционном, оппозиционном западном и годы после — самым таким нехорошим западным «волком в овечьей шкуре». Его называли изобретателем теории конвергенции, что коммунизм и капитализм сольются в экстазе – типа как мы с вами, – а мы говорили, что нет, ни в коем случае. Вот этот Герберт Маркузе ввел на рубеже 60-х – точнее не помню – прекрасный термин: «превентивная контрреволюция». «То есть, — писал Маркузе, — революции еще нет, но правительства буржуазных стран предполагают, что есть такая опасность, и они пытаются давить в зародыше эту революционную опасность, хотя еще нет никаких революций». Вы знаете, такие вещи меня очень мирят с отдельными представителями Франкфуртской школы, потому что определение «превентивная контрреволюция» очень подходит и под некоторые действия российского правительства последних лет. Потому что все эти бурные митинги, антимайданы и прочее – это вот классические образцы той самой превентивной контрреволюции. Еще нет намека на Майдан – но уже есть Антимайдан. Так что нет-нет, ребята были полезные.

Целый ряд вопросов по поводу скончавшегося недавно Михаила Лесина. Я думаю, что, когда человек только умер, еще не похоронен, когда, так или иначе, это горе его родных и близких, обсуждать это, перемывая кости, на сколько-то общественном уровне – это, вы знаете, не иметь своего собственного достоинства. Я встречался с Лесиным один раз, и это нельзя называть встречей, потому что это было на «Пресс-клубе» лет, наверное, уже 20 назад. Что я там орал, не имеет никого значения.

То, что пишут: «Почему именно в Вашингтоне?» Ну, поехал в Вашингтон. Вы знаете, смерть не спрашивает, где назначить нам свидание. Ну, что этот отель Dupont Circle — это типа мировая Мекка геев. Вы знаете, понятия не имею. Вот гулял я по городу Вашингтону, не помню сейчас, проходил я мимо этого отеля или нет, я понятия не имел, что это мировая Мекка геев, честное благородное слово. Помнится, у Лесина остались дети уже взрослые, остались внуки, хотя, я повторяю, к происшедшему это не имеет отношения. Я думаю, что разбираться надо с живыми настолько, насколько это вообще возможно.

Вот еще у нас вопрос кроме диктаторов: «Как вы думаете, есть ли будущее у христианства? Похоже, ислам имеет лучшую перспективу» — без подписи. Ингвар-60 — красивое такое скандинавское имя, хороший ник – вы знаете, на сегодня с пассионарностью у христианства плохо. Я писал когда-то об этом в статье пару месяцев назад «Хоронить заказывали?» — что, когда была осквернена одна из главных святынь христиан храм Рождества Господня в 2002 году, то христианский мир никак не это не отреагировал и, более того, вел переговоры с террористами, предоставляя им убежища в цивилизованных европейских странах и прочее.

Так что, если говорить об уровне пассионарности, конечно, сегодня ислам несравненно пассионарнее. Если так оно будет продолжаться, то будущее христианства, конечно, печально, тем более, что христианство благодаря втеканию в него христианских ценностей — ну, как та пресловутая женщин-епископ, лесбиянка, предложившая в Швеции снять крест с церкви – это христианство частично просто перестает иметь перспективу. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

М.Веллер― Мы продолжаем. Здесь еще была группа вопросов, которые я не успел протащить в первой части, а именно весьма такая важная заметочка, что Россия поставила в Сирию противозенитные ракетные установки, подразделения, логично заявив, что а вдруг террористы угонят самолет с территории какой-то близлежащей страны и захотят нанести удар по правительственным войскам или российской базе.

Значит, на данный момент никаким бомбардировкам территория, контролируемая правительством, с воздуха не подвергалась. Авиации у ИГИЛа нет. Угнать самолет и тут же начать с него бомбить – это проблематично. Нужен квалифицированный пилот. Самолет должен быть подготовлен к полету, заправлен, вооружен. Это все не так.

Но есть одно большое опасение. Израиль неоднократно наносил удары по Хезболле, которая располагается в основном на территории Сирии и Ливана. Ну, про Ливан сегодня даже мало вспоминают. В руки Хезболле попадало разное оружие, прежде всего, российское, и попадало оно, прежде всего, из сирийских рук. Когда Нетаньяху прилетал срочно, в общем, с тревожным визитом к Путину, стояла речь о том, чтобы Израиль не подставился под удар.

Он вообще хочет дистанцироваться от всей этой истории как был дистанцирован все четыре года этой гражданской войны в Сирии, но он бы не хотел, чтобы у Хезболлы… кстати, Хезболла признана террористической организацией в Англии, Голландии, Америке, Австралии, не знаю, где там еще, у нас она не признается террористической организацией – здесь есть немножечко, конечно, двойные стандарты: террористы – это те, кто совершают теракты против нас и наших друзей. Израиль, у которого никогда не было вроде претензий к Советскому Союзу, где ходили – сейчас их с каждым годом все меньше – на парад, вернее на собрание, на демонстрацию Дня Победы множество людей, ветеранов войны, обвешанных советскими орденами, — Израиль выступает в качестве жертвы Палестины, хотя народ Палестины был организован, как известно, в КГБ в 1964 году. В этом нет никакого секрета, достаточно походить по Гуглу.

 

М.Веллер: Абсолютная власть развращает абсолютно

Но если Хезболла наносит удар, то по ним, получается, нельзя наносить ответный удар, потому что она будет находится под этим зонтиком. Потому что ты никак не отделишь, если Хезболла воюет вместе с правительственной армией против повстанческих войск и они перемешаны друг с другом – ты одних от других не отделишь. Это чревато потенциально — только потенциально, только теоретически — опасной ситуацией; потому что в этом случае, естественно, Израиль обращается к своему другу и покровителю США, говоря, что «вот, что делается: террористы нас обстреливают ракетами, их ракеты достают уже до середины Израиля, а мы не можем нанести ответный удар, а Россия здесь — главный игрок в регионе». Это сильнейший подъем международной напряженности. Это из щелей раздается запах серьезный Третьей мировой войны – это не дай боже! Это скорее такой жест: «Вы там, ребята, на Западе осторожней, потому что мы устроим такое, что мало вам не будет никому» — вот так, пожалуй, это нужно трактовать. Это чрезвычайно серьезная деталь.

И здесь же вопрос: «Почему это российские люди так небрежно, так незаинтересованно относятся к коррупции, которая нас разъела? Люди носят костюмы по 10 тысяч долларов, часы по 100 тысяч долларов…» Вы знаете, люди, даже очень, по-моему, заинтересованы, но, поскольку они убедились, что бороться с этим нельзя… Наилучший пример борьбы – это Магнитский. Магнитский боролся с коррупцией, пока коррупция его не умертвила в тюрьме. Ему было сказано, что, «если кто-то где-то что-то делает с деньгами, и они принадлежат к административной структуре, то не суйся, парень, потому что так надо, а ты не мешай!» Вот вам и борьба с коррупцией. Такие примеры могут, конечно, напугать.

Но скажу я вам, что касается этих пресловутых часов. Вот, что жалко. Ну, хорошо, у человека есть деньги. Ну есть и есть. Праведными путями или неправедными… ну, хорошо, никто не ангел. Вот он может себе позволить то-то и то-то. Ну ладно, пусть уже себе позволяет, но нельзя этого делать напоказ. Нельзя вершинным представителям великой и славной страны носить часы по 100 и 200, 600 тысяч долларов, потому что это означает, не уважать себя. Это означает, что «я на самом-то деле плебей-потребитель, вот «я отношусь к украшению себя, как разбогатевший миллионер», простите, не из негров – афроамериканцев, афрофранцузов или как арабский шейх, который, вообще-то, еще не выучился читать, он Коран частично знает наизусть, а читать не умеет, он в детстве мылся мочой верблюда, потому что в пустыне воды не хватало. Но вот теперь он носит все за сотни тысяч долларов. Ну, носят таких вещей приличные люди. Это очень дурной тон. Ну, смеются над ними. Обама носит часы за 300 долларов, которые ему на день рождения подарили вскладчину охранники. Я вам доложу, что это немножко пример поведения себя. Ну, нехорошо.

Если человек выставляет свое богатство – ну и черт с ним. Он его сам сделал, наворовал… Но государственный муж в стране, где во всем недостача, делать этого не должен, потому что он позорит страну. Вот то, что он не понимает, что он позорит страну – это, вы знаете, очень печально. А вы говорите, не обращают внимания на коррупцию. Обращают! Вон как-то нарисовали часы Пескова, и тут же — сколько разных версий! И часы не те и жена подарила, и за три месяца до свадьбы, и друг дал поносить и так далее. Нет, народ очень заинтересован. Народ, вообще, любит скандалы, особенно когда оскандалены богатые.

Вот, кстати, вопрос в эсэмэске: «Веллер, вот вы ненавидите богатых. Из зависти или надо все взять и поделить? Или Сартра с Кон-Бендитом начитались?» — Энди. Вы знаете, такой же вопрос мне однажды – даже помню, когда: весной одиннадцатого года – задал на соловьевском «Поединке» Владимир Груздев, когда я сказал: «Такой-то — чего столько украл?..», он сказал: «А вам что, завидно, что ли?» Вы знаете, если честно, я очень не сразу нашелся, что ответить, потому что…. я ни в коем случае не про Груздева сейчас, я вообще… Вот вообще только человек с психологией вора, который сам бы хотел быть вором, если бы храбрости хватило и умения может подозревать другого в том, что тот тоже хочет быть вором, поэтому завидует другому вору. Понимаете, богатство богатству рознь. Потому что, если человек создал фирму с нуля… Слушайте, каким богатым был Генри Форд. Это было честное богатство. Его работяги зарабатывали больше всех. На его автомобилях стала ездить вся Америка.

Никой зависти. Он все это сделал своим горбом и своим умом с его знаменитым ответом как-то в суде – на него подал кто-то из служащих. «Скажите, мистер Форд, вы же человек не очень образованный…» — «Да, ваша честь. В общем-то, и умный не очень». – «Ну как же вы можете зарабатывать такие сумасшедшие деньги, создав такое огромное дело?» — «Но, видите ли, ваша честь, возможно, у меня есть одно хорошее качество: я умею нанять на работу людей, которые умнее меня». Вот это было богатство Генри Форда.

Те богатства, которые делались на всех этих нынешних компьютерных компаниях: ни у кого ничего не взял, сам придумал – сам сделал. Когда богатство краденное… Вот вся эта приватизация из залоговых аукционов, когда сначала государство давало банку заем, потом этот самый банк государству давал акции с этого заема, и потом человек, назначенный, чтобы выиграть тендер (там никого, кроме него не было) за эти государственные же деньги приобретал за копейки и то не свои ну, допустим «Норникель».

Нет, простите, пожалуйста, я могу никому не завидовать, но эти люди не должны владеть тем, чего они не создали, к созданию чего не имеют отношения, и на что они просто не заработали. Ну, что вы — что вы? Причем здесь богатые, не богатые?

«Правда ли, что князь Владимир насиловал и убивал невинных людей?» Спасибо, Виктор. Так. И здесь же: «Вместо памятнику князю Владимиру – Москва – нужно поставить памятник генералу Ермолову. Он Чечню присоединил к России двести лет назад. Вы согласны или вы против?»

Вы знаете, памятник, сегодня поставленный генералу Ермолову, может взывать протест у некоторых субъектов Российской Федерации. Я думаю, что он не везде, не всеми будет приветствоваться, так что с этим памятником придется сколько-то времени обождать. Хотя, если брать его, как главнокомандующего экспедиционного похода по присоединению новых колоний, по аннексии этих земель, он, конечно, был идеальный командующий.

Что касается Владимира. Биография Владимира Крестителя широко известна. Начиная с того, что он был скандинав, таким образом, позор не должен падать на славянские головы. Да, действительно, и насиловал и убивал, и кровосмесительствовал, и всё на свете, и был страшным грешником. Очень часто именно страшные грешники обращают в светлую религию толпы подданных. Можно сказать, обычнейшая история.

 

М.Веллер: Европейским христианам вообще уже глубоко наплевать на христианство, на его заповеди, на все на свете

 — «Надо ли занести останки Сталина обратно в Мавзолей?» Пока нет. Я уже высказывал свою точку зрения.

Евгений: «15 октября Картер заявил, что Россия оказывает вредное дестабилизирующее влияние на ситуацию в мире. Ваши комментарии?» Знаете, если взять происходящее в Сирии, то стабильней не стало в регионе. Если взять происходящее в Донбассе, то стабильнее стало. О некотором дестабилизирующем влиянии говорить, конечно, можно. Другое дело, является ли Россия единственным источником дестабилизирующего влияния? Вот это не факт, потому что, когда Америка разобрала на части в результате, того не желая, Ирак и организовала повешенье Саддама Хуссейна или втыкание лопатки в Муаммара Каддафи, то в результате это было сильнейшее дестабилизирующее воздействие. Так что у нас есть достойный партнер, да есть, есть.

 — «Мне представляется очень глубокой цитированная Пайпсом фраза: «Задача искусства – заставить любить жизнь во всех ее проявлениях». Вы знаете, я во многом согласен с Пайпсом. Но, если вы рассмотрите так называемое современное искусство, оно же контрискусство, то оно отнюдь не заставляет любить жизнь во всех ее проявлениях. Это отдельный разговор о современной эстетике. Но гениальный совершенно художник и рисовальщик был… Так, у меня вылетела фамилия – это называется «белое пятно» — кто был самый знаменитый с голубкой? – Пикассо был самый знаменитый с голубкой. Так вот, когда он стал работать в русле, дискурсе, тренде, фарватере – как угодно – декаданса, модерна, постмодерна и так далее, почему-то в музее современной живописи в Мадриде этого никто не хочет смотреть. А вот на классику — стоят все. Отдельная, понимаете ли, история.

Вот, что касается вопросов, среди которых, простите, не все вопросы одинаково полезны, как вы помните из йогуртов.

Вот чрезвычайно характерное замечание: «Началось обучение руководства регионов, министерств и госкомпаний в академии Генерального штаба работе в условиях войны. Как думаете, с кем воевать собрались?»

М.Веллер― Первое: эта информация до сего момента, ник Свет-77, мне не была известна. Второе: в наше время любое утверждение можно принять на веру, а можно подвергнуть сомнению. То есть надо все проверять. Третье: это, безусловно, возможно. Четвертое: одна из задач Генштаба – это в мирное время составлять планы войны со всеми державами на свете, которые могут представлять хоть какую-то потенциальную опасность на всех театрах, на которые можно добраться. Это задача Генштаба, ну что вы!

С кем собрались воевать? С кем угодно: с НАТО, с Китаем… не знаю, с кем еще. Должны проигрываться условия.

Думаю, это означает следующее. Если Министерству оборону отпускается бюджет, этот бюджет должен осваиваться по всем секторам, в том числе, подготовка к военным действиям, потому что сущность армии – это готовность к военным действиям. Это должно относиться к Генштабу, это должно относиться ко всем службам государства, всем государственным структурам. Но знак это плохой, потому что, когда на зеркале начинают что-то рисовать, то вот это отражение в зеркале имеет тенденцию вызывать к жизни, то, от чего оно якобы отразилось в действительности. Мне это все не нравится совершенно.

Вот прекрасный вопрос для развлечения: «Вас не пугают обещания геронтологов в ближайшее время изобрести таблетки бессмертия? И гражданское беспокойство: что тогда будет с Россией?» — Лопатин-46. Дорогой, Лопатин, что тогда будет с Китаем? Что тогда будет с Индией? Нам-то тогда будет, кем заселять Сибирь и Дальний Восток, а вот Китайцы могут сказать, что там уже будет занято. На самом деле, не волнуйтесь: никакого физического бессмертия у человека не будет. Но разговоры о трансгуманизме — это отдельные разговоры, что можно записывать личности на условные носители. Я думаю, что в будущем что-нибудь такое будет. Но сейчас, не бойтесь, таких таблеток не будет. Если же будут, очередь за ними выстроиться – вы не представляете! Подавят друг друга.

 — «Как вы думаете, кто в будущем может угрожать России? Далекие демократические США с высоким уровнем жизни населения, обеспеченные всеми природными ресурсами и территорией или сосед – авторитарный Китай с бедным населением, нуждающийся в ресурсах и так далее?» Это очень старый вопрос, на который много отвечалось. Потому что, когда говорят, что не могут допустить, чтобы Россия владела таким количеством полезных ископаемых, поэтому их надо отобрать. Сторонники такой точки зрения от самого-самого низа и до самого верха. Хочется сказать, что в начале 60-х годов 20-го века колониальная система кончилась именно потому, что владеть колониями, территориями с полезными ископаемыми стало экономически убыточно, невыгодно стало. Оказалось, что выгоднее рулить сугубо экономически, не вкладываясь ни в какие административные институты, школы, госпиталя, дороги, жилье, ни во что ни вкладываясь. Вот иметь дело с местными лидерами – пусть они хоть жрут поедом своих подданных – и выкачивать оттуда полезные ископаемые.

То есть смотрите, российские полезные ископаемые – куда они качается? Прежде всего, они качаются на Запад. Дорого ли они обходятся Западу? По мировым ценам. Где складывается прибыль от нефти, от газа, от леса и так далее? Вся возможная прибыль складывается на том же Западе как легально сотни миллиардов долларов, которые вкладываются, прежде всего, в американские облигации… Мы говорим: «Америка наш враг… Америка наш враг» – а сотни миллиардов долларов вкладываем сами экономику. Ну, куда ж, это, понимаете, годится! Значит, не враг, значит — друг. Я не помню, кто сейчас сказал то ли из американцев, то ли из англичан, что «ваша элита живет на наших виллах, обучает детей в наших университетах, ставит яхты в наших гаванях и даже платит налоги нашим налоговым органам. Так давайте разберемся, это ваша элита или это наша элита?» Верите ли, до сих пор не разобрались.

Так вот, оно и так все чудесно идет на Запад, при этом Запад не имеет никакой головной боли с тем, чтобы эти люди получали достойную зарплату, организовывали свободные профсоюзы, подписывали коллективные договоры, брали владельцев-работодателей за глотку, требовали хороший дорог, двухмесячных отпусков, на северах – так вообще вахтового метода работы, современного жилья. Они еще потребуют джакузи себе в квартиру. Ну что вы, честное слово! «Гораздо лучше, если туземцы, — за каковых нас кое-кто на Западе имеет, — будут все за гроши добывать сами и давать нам – для чего завоевывать-то? И так отлично». Вот, понимаете, какая горестная история. Поэтому здесь чего угрожать-то?

А, что касается Китая, да, это происходит явочным порядком. Здесь есть одна страшная вещь, с которой, мне непонятно, как конкурировать: Китаец лучше работник, чем русский. Вот всё, вот это – конец. Если у свободного предпринимателя свободный выбор, кого набирать на работу… ну не требующую особо высокой квалификации, потому что там уже у кого она есть, у кого нет – а вот валить лес, или ставить стены, или делать ремонт в квартирах: набирать своих или китайцев? Наберут китайцев. Возьмут меньше, пить не будут, сделают быстрее и качественнее. Вот это ужасно. Это называется принципиальный проигрыш соревнования.

М.Веллер: Когда самолет разрушается в воздухе, быстро, то взрыв внутри–первое, что приходит в голову

А вот, оказывается, у нас ряд каналов, газет, депутаты резко критикуют оппозицию, считают ее деятельность опасной… «Пятая колонна». Кто более опасен: «пятая колонна» или «первая колонна»?» Вы знаете, все эти разговоры о «пятой колонне» уже страшно надоели. Нормальная оппозиция должна быть. Когда любая мысль называется инакомыслием, значит, скоро все рухнет. Это мы уже проходили в 80-е годы, в конце брежневской эпохи в конце Советского Союза.

Вот интересный вопрос: «Когда вам, как писателю дышалось легче: в советское время, в 90-е или сейчас, во времена неозастоя?» Знаете, в советское время легко не дышалось никому. Когда Константин Симонов — Константин Симонов! – неоднократный сталинский, ленинский лауреат, первый поэт страны в военные, послевоенные годы написал свои дневники знаменитые «Разные дни войны», и хотел их издать в 75-м году к 30-летию Победы – и он не сумел! Два года он их пробивал минимизируя купюры. Чего уж говорить обо мне, о грешном? Ну что вы! Я тогда и переехал из Ленинграда в Эстонию, где как раз все было несколько снисходительней и либеральнее.

Сейчас. Сейчас ты можешь писать все, что угодно, но все-таки не на сто процентов, а, допустим, так… на 94, 7. Точно так же ты можешь спокойно издавать, но спрос уже не тот. Золотое время российского книгоиздательства было годика так примерно с 2001-го и годика так до 2009-го, вот по инерции еще год после кризиса 2008-го. То есть тогда российское издательство было на уровне, какого не достигало никогда, ни в какие времена никакое книгоиздание ни в одной стране. Но, когда все можно мгновенно печатать и за это еще платят, то легче и дышится.

В 90―е дышалось хорошо, но не очень, потому что часть дыхания приходилось отруливать на элементарный заработок, чтобы прокормить семью. Вот так года примерно с 92-го и, пожалуй, до 98-го нужно было думать о том, что семью надо кормить. При том, что в 99-м у меня впервые «Легенды Невского проспекта» вышли первым «стотысячником», и мне было еще грех жаловаться. Но сейчас я могу сказать: за первые 100 тысяч экземпляров «Легенд Невского проспекта» я получил 1 700 долларов. Это все-таки не так много за всю книгу, на которую надо долго жить.

Здесь я удивил конституционной монархией. Это долгий и отдельный разговор о конституционной монархии.

Про Лесина. Знаете, мы все-таки не будем обсуждать, простите, пожалуйста, сегодня Лесина.

Так что лучше всего дышалось в самом конце 90-х и году до 2009-го.

Интересный вопрос: «Почему при постоянно взвинчивании сакральности Москвы для всей России вопросы переименования улиц, площадей, станций метро, установки и сноса памятников решают только москвичи?» Полностью согласен. Если обсуждаться – это должно обсуждаться на всероссийском юморе… Простите, пожалуйста! «Юморе» – ну и подсознание! – «уровне».

Второй вопрос, тяжелый вопрос от Александра Старостина: «Когда мы придем к пониманию, что война, в том числе, и Великая Отечественная – это провал всей предвоенной политики?» Уважаемый Александр Старостин, я думаю, что провал политики – это лето 41-го года. Вот это провал. Промашечку дали, неправильно посчитали. Не верил товарищ Сталин, что Гитлер с такими ничтожными силами по сравнению с Красной Армией может на нас напасть.

Но, что касается прочих войны – это входило во всю советскую политику, потому что весь земной шар должен быть принадлежать нам, и верный ученик Ленина товарищ Сталин и хотел все-таки сделать «Земшарную Республику Советов». Так что никаких провалов, простите. Если бы всех завоевали – то было бы прекрасно.

 — «Что вы знаете и как относитесь к литературоведу Аркадию Беленкову, увы, покойному?» Вы знаете, когда в конце 60-х в альманахе – я забыл: «Ангара» или «Байкал» — он опубликовал статью про Олешу и его «Зависть» под названием «Четвертый толстяк» — это вызывало огромный грохот. Вся интеллигенция передавала друг другу. Симпатий было море. Бале8нков вскоре эмигрировал – его выпустили. И вскоре после этого умер, как, к сожалению, часто было с нашими эмигрантами, которые кроме как нам очень мало где, кому нужны.

На этом у нас сегодня все. Я надеюсь, до следующего воскресенья. Простите все, кому я не успел ответить. Всего доброго!

Михаил Веллер

Источник: echo.msk.ru

© 2015, WebNewz. Все права защищены.

 
Статья прочитана 14 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@webnewz.ru