Сегодня: г.

Приобретет ли кризис в Турции глобальный характер?

Приобретет ли кризис в Турции глобальный характер?

Турецкая экономика вступила в новую фазу кризиса. Доллар, евро, золото и процентная ставка растут, превышая ожидаемые показатели. Рынок постоянно меняется, появилась паника. Каждый твит президента США Дональда Трампа, касающийся Турции, имеет эффект разорвавшейся бомбы для турецкой экономики.

Трамп, давший старт «санкционному» пакету, первый отголосок которого проявился на прошлой неделе, отметил: «В то время как турецкая лира стремительно теряет в цене по отношению к нашему очень сильному доллару, я одобрил удвоение таможенных пошлин на сталь и алюминий! Теперь пошлина на алюминий составит 20%, на сталь — 50%. С Турцией сейчас у нас нехорошие отношения».

Потери на фондовом рынке достигли 10%. Доллар, в котором преимущественно ведутся расчеты во внешней торговле Турции, вырос на 18% и достиг отметки 7,22 турецкой лиры. Евро вырос на 15% и достиг показателя 8 турецких лир. По мнению экспертов, такое падение вызовет увеличение в банках Турции количества валютных кредитов с низким уровнем погашения, что приведет к кредитному кризису. А фирмы, получившие кредиты в иностранной валюте, столкнутся с трудностями в погашении их. Неизвестно, смогут ли погасить свои долги другие предприятия по мере еще большего падения лиры. Ожидания кризиса в экономике, впрочем, не новы, даже выборы были проведены досрочно. Обострившаяся по разным причинам напряженная ситуация между ЕС и США, обрушение правовых гарантий в Турции и ведение неверной экономической политики привели к настоящей ситуации. В течение последних двух-трех лет было понятно, что это произойдет. Правящую турецкую Партию справедливости и развития (ПСР) неоднократно предупреждали как внутри страны, так и за ее пределами. Она не приняла меры.

Между тем дефицит по текущим операциям достиг 8% от национального дохода. Это говорит о следующем: из 100 потраченных нами лир 8 поступает извне, и это непостоянная величина. Правительство не поверило этому. Если послушать разъяснения правительства, то может сложиться впечатление, что весь мир нам должен! В то время, как следует прекратить ссориться с Западом. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Всемирный банк, ЕС выдвигали разумные предложения. С такими же предложениями выступали и кредитные рейтинговые агентства. Их следует, по крайней мере, честно обсудить. Называя их «внешним заговором», мы делаем хуже лишь себе. Одной из основных причин, по которой в Турцию не поступают деньги, является отсутствие закона. То есть инвестор не уверен, сможет ли он вернуть вложенные денежные средства. Необходимо также отказаться от узколобой интерпретации экономической политики, понимая, что высокая процентная ставка ведет к высокой инфляции. Следует признаться в этом перед общественностью, поскольку такая политика абсолютно неэффективна. Если не будут приняты меры, то это приведет к кризису, сравнимому с 2001 годом.

На сегодняшний день внешний долг составляет около 250 миллиардов долларов. Банки не могут получить кредиты, поскольку не могут получить платежи от частного сектора. Через некоторое время иностранные банки, предоставляющие кредиты нашим банкам, не смогут предоставлять кредиты. Тогда банки будут на грани разорения. Если не будут предприняты меры, к сожалению, так и произойдет. В течение последних лет некоторые банки из еврозоны предоставили турецким компаниям кредиты на очень большие суммы. Европейские банкиры начали озвучивать свою обеспокоенность относительно их взаимоотношений с турецким рынком, переживающим кризис. По данным Банка международных расчетов (BIS), турецкие фирмы должны испанским банкам 83,3 миллиарда долларов, французским банкам — 38,4 миллиарда долларов, итальянским банкам — 17 миллиардов долларов.

Банковский сектор Европейской экономической зоны ожидает наступления негативных последствий от экономических потрясений в Турции. Европейские политики также стремятся заранее оценить потенциальные риски. Возможные банкротства в Турции могут ослабить и без того хрупкие банковские системы Южной Европы. Этот вопрос на протяжении долгих лет вызывает обеспокоенность Европейского центрального банка (ЕЦБ). Например, европейцы обеспокоены будущим имеющих активы в Турции испанского BBVA (83,3 миллиона долларов, партнер банка «Гаранти»), французского BNP Paribas (38,4 миллиарда долларов, партнер TEB) и итальянского UniCredit (17 миллиардов долларов, партнер банка «Япы Креди»). «Эффект заражения» ощущается также и во всех растущих странах. Если один инвестор в панике начнет снимать свои деньги, акции инвестиционного фонда из-за потери ликвидности в Турции могут быть сброшены, например, в Польше или на южноафриканском рынке. Следовательно, Турция и эти рынки потянет за собой вниз.

Ввиду того, что на протяжении последних пяти лет законы в стране не соблюдаются и статистика по экономическим показателям завышается, иностранные инвесторы забеспокоились и потихоньку стали покидать страну. В 2014 году их портфели составляли 143,2 миллиарда долларов. По данным на 3 августа 2018 года, они снизились до 70 миллиардов долларов. Турция является одной из немногих стран, имеющих профицит в торговле с США. Несмотря на то, что экспорт в 2017 году составил 8,7 миллиарда долларов, вместе с 12,2 миллиарда долларов импорта дефицит составил 3,5 миллиарда долларов. С экономической точки зрения у Трампа нет причин для гнева. Это чисто политический вопрос. История с пастором Брансоном — лишь внешнее обрамление кризиса. Введение налога на сталь в 50% и алюминий в 20% фактически означает прекращение экспорта в 1 миллиард 400 миллионов долларов и 50 миллионов долларов соответственно. Даже если макроэкономическое влияние и останется ограниченным, «эффект сигнала» от решения Трампа для американских фирм и банков может вызвать более серьезные последствия.

Президент США не позволяет Пакистану, имеющему соглашение с МВФ, погасить свой долг Китаю, используя эти денежные средства. Уж тем более он не пойдет на уступки, от которых полегчает турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, с которым начались ссоры в преддверии ноябрьских выборов в американский конгресс. Напомню, что для принятия решения Советом управляющих МВФ необходимо набрать 85% голосов. Квота США в 16,5% фактически означает «право вето». Нынешний кризис, новые волны которого накатывают постоянно, затронул все отрасли в Турции. Даже футбол, который, можно сказать, в наименьшей степени зависим от кризиса, стал предметом обсуждения в Европе после публикации в газете TheSun информации о клубе «Галатасарай». Вице-президент клуба Абдуррахим Албайрак в одной из телепередач, отметив, что ввиду курса валют возникли значительные сложности в вопросе трансфера, заявил: «Будь проклят тот самый человек в Америке. Эта кара Божья нас погубила. Все клубы будут стараться продать игроков. Мы не можем так просто продать. В свое время за них были отданы очень большие деньги. В такой ситуации мы не можем продать игроков. Дай-то Бог, чтобы все клубы избавились от этой проблемы».

Источник

© 2018, WebNewz. Все права защищены.

 
Статья прочитана 3 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@webnewz.ru