Сегодня: г.

Сколько убийц скрывается в Чечне?

18 ноября «Росбалт» сообщил, что заочно обвиненный в организации убийства Бориса Немцова, Руслан Мухудинов и находящийся в статусе подозреваемого Руслан Геремеев, скрываются в горной лесистой местности на юге Чечни, в родовом селе Кадырова — Беной. Ранее в Чечне находили прибежище от преследования фигуранты как минимум восьми громких уголовных дел.

Эпопея с «поисками» Руслана Геремеева продолжается уже 8 месяцев. Именно столько времени прошло с того момента как Следственный комитет РФ объявил его в розыск. В конце марта оперативники обнаружили его след в охраняемом вооруженными людьми селе Джалка, позже Геремеев смог вылететь из аэропорта под Каспийском (вероятно, в споровождении высокопоставленных лиц из чеченского руковдства) в Арабские Эмираты. Вплоть до последнего времени считалось, что Геремеев скрывается от допроса следователей в Абу-Даби. Теперь же  появилась информация о том, что прячется в родовом селе Рамзана Кадырова.

Беной — вотчина Кадырова

Если для оперативников и следователей по  делу Немцова оказалась неподъемной задача найти и допросить Геремеева в  Джалке, то Беной представляется в этом смысле и вовсе неприступной крепостью. Это село примечательно и по географическим, и по политическим причинам.

В  подчинении села находятся девять населенных пунктов, большинство из  которых находится в труднодоступной горной местности, покрытой густыми лесами. Если посмотреть на карту, то к югу от Беноя практически не остается населенных пунктов, а горы подымаются все выше. Помимо того, что Беной — родовое село одноименного влиятельного тейпа и семьи Кадыровых, в нем родился депутат Госдумы Адам Делимханов, в личной охране которого в свое время работал Руслан Геремеев. Родовые села нынешней властной элиты Чечни — на  особом счету, к их охране тщательнее относятся силовики, там чаще проходят проверки, — видимо нападение боевиков на Центарой в  2010 году не прошло даром. Рамзан Кадыров родился в Центарое, а в самом селе проживает его многочисленная родня.

Кадыров, судя по сюжетам чеченского телевидения, частый гость в Беное. И  даже сочиняет стихи про родовое село, на которые исполнил песню постоянный участник масштабных кадыровских праздников Николай Басков.

Политолог Руслан Мартагов практически исключает возможность того, что фигуранты дела Немцова пребывают в Чечне без ведома Рамзана Кадырова: «Без его [Кадырова] отмашки никто из его подчиненных не может кого-то «прикрыть». За попытку сделать  это, не получив «добро» от  Рамзана, этот человек, как бы он близок к нему ни был, лишается всех привилегий. Поэтому никто даже не  пытается что-то сделать без разрешения Кадырова».

Чеченская юрисдикция

Мухудинов и Геремеев — далеко не первые из числа фигурантов громких преступлений и  политических убийств, для которых Чечня стала тихой гаванью. Под особой чеченской юрисдикцией в течении почти 20 лет находились участники нападения на  Буденновск Рамзан Белялов и Магомед Маздаев. Обвиняемый в убийстве в Вене бывшего сотрудника охраны Кадырова — Леча Богатырев находится в Чечне и до сих пор не доступен для австрийского правосудия.

Еще один фигурант австрийского дела, экс-советник Кадырова Шаа Турлаев, так же проходящий по нескольким делам об убийствах и покушениях (самые громкие из них — в отношении героев России братьев Ямадаевых, еще одних известных уроженцах Беноя) по сообщению «Росбалта» «спокойно живет в Чечне и особо не скрывает своего присутствия в этой республике».

Обвиняемый в совершении убийства главного редактора российского «Forbes» Пола Хлебникова Казбек Дукузов также скрывается на территории Чечни под чужой фамилией, и так же как и Геремеев прибыл в Чечню из Эмиратов. Перечисленные обвиняемые — далеко не все из известных подозреваемых в убийствах.

Следствие под угрозой

По  словам Екатерины Сокирянской, руководителя Российского представительства Международной кризисной группы, с  громкими делами связано и ближайшее окружение Кадырова: «Некоторые его люди находились в международном розыске, других допрашивали по серьезным уголовным делам, на третьих у правоохранительных органов лежит собранный материал, но ему не дают ход».

Следствие обещает закрыть вопрос с делом Немцова в 2016 году, но почти с самого начала сталкивается со всем своеобразием правового устройства Чечни и особенной природой действия на ее территории законов России. Полномочия следственных органов становятся вдруг не такими весомыми — можно столкнуться и с прямым противодействием, с тем, что стандартные процедуры невозможно провести без санкции главы республики. А за проведение спецопераций в Чечне без согласия местных властей можно встретиться и с огнем на поражение.

Источник: echo.msk.ru

© 2015, WebNewz. Все права защищены.

 
Статья прочитана 9 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@webnewz.ru